mihailgurevitch

14 минут на прочтение

ЖЖ рекомендует
Категории:

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ДЕСЯТОЙ МУЗЫ В МОСКВЕ

Московский международный кинофестиваль стартовал.
Видно, его окончательно на апрель прописали - вместо лета.
Жаль - по средневесенней погоде на красной дорожке особо не раздефилируешься.
А я тем временем  в архиве порылся - и достал фестивальные заметки 2006 года.
Иллюстраций добавил сегодня - а текст старый.
Не устарел.


Почему бы не написать про идущий сейчас Московский кинофестиваль? Уже пишу. Тем более, что тут простор для полёта авторской фантазии открывается большой. Предупреждаю, что это – сугубо субъективные заметки. Которые лично я, разумеется, считаю истиной в последней инстанции.

К примеру – зачем вообще нужны кинофестивали? Кино – искусство массовое, а «фестивальное кино» – это словосочетание уже стало особым понятием – из года в год имеет всё меньше и меньше отношения к «мэйнстриму». Такой подчас «арт-хаус» попадается, что самый ушлый прокатчик побрезгует. Настолько много «скандальных» творцов развелось, что зритель на это клевать перестал – и кассу надо делать нормальными боевиками и мелодрамами без всяких датско-корейских выкрутасов.

Пошли дальше. Ясно ведь, что истинная ценность фильма определяется не количеством полученных премий и статуэток. Есть картины, у которых ничего нет – кроме огромного зрительского признания и места в истории искусства. Директора фестивалей и члены жюри давно не скрывают, что в раскладке призового «пасьянса» руководствуются соображениями отнюдь не искусства, а той же политкорректности, или, как говорили в советское время – важности темы. Стоит ли после этого всерьёз воспринимать «гадания» кинокритиков – какая разница, кто что получит, все равно к следующему фестивалю ни зритель, ни критик не вспомнит.

Нет, конечно, влияет «Оскар» – на гонорары, сборы и популярность. Влияют и Канны – на то же самое, но поменьше. Берлинский фестиваль официально играет роль предоскаровской разминки. В Венеции громкие премьеры иногда тоже встречаются. Но опять же – обеспеченная пиарщиками шумиха и даже касса ещё не являются знаками качества. А фестиваль – это машина, работающая сама на себя. Кто-то блюдёт финансовый интерес, кто-то демонстрирует наряды, кто-то прыгает от радости, получив автограф.

И снова – есть политическая составляющая. Старейший кинофестиваль – венецианский – появился при Муссолини. И первый фестиваль в Москве состоялся в 1935 году – как же можно было отставать от Запада? Возрождение московского киносмотра в 1959 году знаменовало новое лицо социализма и послесталинскую открытость страны. Тем более, что к тому времени уже функционировал фестиваль в Западном Берлине – рожденный абсолютно по политическим соображениям на окруженном советской зоной «островке свободы». Поэтому для равновесия двух систем придумали и фестиваль в Карловых Варах – мы уже и забыли, что была такая страна, как ЧССР.

Московский международный относится к фестивалям класса «А» – как Канны, Венеция, Берлин и Карловы Вары. Последние три пятилетки у него были разные команды устроителей, но при всех составах повторяется один и тот же тезис, якобы должный объяснить постоянные фестивальные проблемы. В том, мол, загвоздка, говорят кинодеятели, что наш фестиваль по времени расположен после Каннского, но перед Венецианским. Поэтому все звезды и просто гении либо за Золотой пальмовой ветвью торопятся, либо Золотого Льва дожидаются.

Сколько слышу эту «теорию» – столько она мне кажется, мягко говоря, нелепой, а еще более странно, что излагают её вроде бы не совсем кретины, вроде чиновников, «переброшенных» на культурку из спорта или деревни, а вполне талантливые служители десятой музы. Из трёх фестивалей один – всегда между двумя другими. Но бессменный «хозяин» Канн месье Жиль Жакоб никогда не сетует, что его угораздило попасть между Берлином и Москвой.

Более «свежую» во всех отношениях идею выдвинул председатель нынешнего жюри Анджей Жулавский. Зачем проводить фестиваль в жарком и пыльном мегаполисе, когда можно классно «использовать свой натуральный ресурс», то есть сыграть на исконном русском козыре – морозной зиме. Мол, любая звезда будет рада приехать, зная, что её «пообещают прокатить на тройке по Садовому кольцу и накормить икрой». В какой-то мере аналогично мыслит и «шеф» последних восьми фестивалей Никита Михалков – в феврале, когда проходит Берлинале, у жителей немецкой столицы нет других развлечений, как в кино греться.

Добавлю от себя, что оставшимся трём киносмотрам и того проще – все они у воды. Канны и Венеция – на берегу, у Карловых Вар – минеральные источники. Нашу фестивальную публику тоже катают на пароходике – смотреть, как говорит Михалков «великую русскую провинцию», – но этого явно недостаточно.

А вот икры всегда достаточно. Вечеринки, пикники и прочие тусовки оттесняют фильмы на обочину. Впрочем, фильмам про психопатию и патологию – там самое место. Что же до троек на Садовом кольце, то, к счастью, перекрывать столичный центр никто не будет – незачем. Никто не приехал.

Звёзды резко зачастили к нам в перестройку – как оно там, за «железным занавесом»? Потом перестали. Их уговаривали – используя в том числе и наличные суммы. Два года назад приз имени Станиславского «Верю!» вручали Мэрил Стрип. Она приехала с мужем и тремя дочерьми, провела в России неделю, осмотрела еще город на Неве и отметила у нас свой день рождения. Для любого другого фестиваля подобное немыслимо. На этот раз «Верю!» обещано Жерару Депардьё. Тот тоже обещал заехать. Всё.

Ни в коем разе не умаляю дарования Стрип и Депардьё, артистов широчайшего диапазона. Но это уже даже не звёзды, а «просто» великие имена. Звёзды же – это те, вокруг кого будет визжать и реветь толпа. Вот два паренька из «Горбатой горы» подошли бы. Или Джонни Депп – кстати, и актёр неплохой. Риз Уизерспун. Кого-нибудь из подросшей «Гарри-поттеровской» команды – провели бы у нас выпускной. Лично мне нравятся Джулия Робертс и Дженнифер Энистон. Хотя можно и Николь Кидман, которую уже несколько лет безуспешно пытаются заманить в Москву. Недотёпы из «Американского пирога» тоже сгодились бы. Моника Белуччи в Каннах украшала жюри – а у нас и жюри раза в два меньше, чем полагается, – в Москве же украшает конкурсную программу, но все равно не торопится. Натали Портман, Кара Найтли, Скарлетт Йоханссон. Последняя в Москве присутствует – в виде рекламных плакатов косметической фирмы, спонсирующей фестиваль. На других плакатах – Пенелопа Круз. Обращаю внимание – хоть и поздно – её фамилия Крус, а Круз – это Том Круз, с которым у неё была интрижка в прошлой пятилетке. Теперь у Круза молодая жена Кэти Холмс, но и этой пары не видать на нашем горизонте.

Вот такие нужны бы звёзды. Которые зачастую годятся во внуки тем, кому дают почётные премии «за вклад». Кстати – дали в январе почётного «Золотого орла» Роберту де Ниро, а он тоже до сих пор за ним не заезжал. Всем поколениям у нас неинтересно. «Промоушэн» тут не сделаешь. На первом «михалковском» кинофестивале в 1999 году была премьера очередной серии «Звёздных войн» – всё. Больше мировых премьер на ММКФ не было.

А чем же фестиваль интересен нам, зрителям? При советской власти всё было ясно – раз в два года на две недели открывалось окно в мир. Поэтому были ажиотаж, очереди и безумные деньги за лишний билетик. Теперь же всё по-другому. И блокбастеры в прокат выходят одновременно с Голливудом, и – самое главное – в эпоху видео, DVD и бесконечного числа телеканалов нелепо сетовать на отсутствие очередей в кинотеатры.

Сколько бы ни повторяли устроители – не звёзды главное, а искусство! – без толку. Можно упирать на просветительскую функцию мероприятия, но это будет уже не полноценный фестиваль, а декада кино… а какого кино? Чай, не в колхозе живем, где механик весь досуг формирует. Вот на позапрошлом фестивале организаторы хвалились – предметом нашей особой гордости является показ первого фильма, снятого на острове Фиджи! Так и представляю себе аборигенов-островитян, нашедших забытую каким-то туристом камеру, – и с этого началась фиджийская кинематография. На этот фильм я не пошёл, а пошёл на другой, но об этом позже.

И, кстати, при всех идеологических минусах проходивший под девизом «За гуманизм в киноискусстве, за мир и дружбу между народами» фестиваль советского времени совсем уж отстойным не был. И гости приезжали достойные, и призы вручали фигурам достойным. Как давали гран-при «8 ½» Феллини, знают многие. А в истории наград ММКФ можно найти и иные имена. К примеру, Энтони Хопкинс получил признание еще до «главной» своей людоедской роли. Правда, зачастую распределение призов шло по опять-таки идеологическим параметрам. К примеру, в разные годы лучшими актерами назывались знаменитые англичане Пол Скофилд, Ричард Хэррис и Питер Финч. Первый – за роль Томаса Мора, казненного королем, второй – за роль Кромвеля, казнившего короля, третий – за роль Оскара Уайльда в фильме «Процесс над Оскаром Уайльдом». Привезли бы нам сейчас, после несостоявшегося гей-парада, что-нибудь подобное – вот был бы резонанс!

Мне больше всего запомнились два перестроечных фестиваля – 1987 и 1989 годов. Всё, что накопилось за рубежом, хлынуло мощным потоком. Бывало – по четыре фильма в день смотрел! От футбольной развлекаловки с Пеле в главной роли до «Полётов над гнездом кукушки». Этот фильм, между прочим, на наше TV так и не попал – неужели до сих пор аллюзий боятся? А особо запала в душу ретроспектива эротического кино в тогдашнем «Новороссийске». На сеанс в 8.00 пошёл – это во сколько ж я встал?! И увидел фильм, рядом с которым Тарантино и прочие даже не стояли. А ведь снято было еще в 1970 году. Его я тоже больше нигде не встречал. Запомните название – «По ту сторону Долины кукол».

Ещё помню Алена Делона. В 1999 году дело было. Причём случайно встретил – на совсем другом мероприятии, которое проходило в гостинице, где он жил. Сначала все дамы засуетились и стали друг друга просить «на его фоне сфотографироваться». Потом я – узнал его со спины. Быстро сориентировался, догнал у лифта и взял автограф. Вот уж точно – мужчина века!

А два года назад я на Фиджи не пошёл. Пошёл на наше кино. Отечественная ретроспектива последние лет шесть – самое для меня на московском фесте интересное. И вот в фильме «Повелитель эфира» …свой дом увидел! Родные буквально стены! Что интересно – там снималась сцена попытки изнасилования, а я такой интересный момент пропустил. Не вышел на балкон вовремя! А ещё интереснее – раньше на кинофестиваль ходили, чтобы картинки из заграничной жизни посмотреть, а теперь – на свой дом. Вот так искусство приближается к жизни.

Михаил ГУРЕВИЧ
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Ошибка

Картинка по умолчанию

Ваш ответ будет скрыт

Автор записи увидит Ваш IP адрес 

При отправке формы будет произведена невидимая проверка reCAPTCHA.
Вам необходимо соблюдать Политику конфиденциальности и Условия использования Google
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →